densaopint (densaopint) wrote,
densaopint
densaopint

Categories:

У края, до края, от края... Но жив

Как и обещал, описал течение болезни и свои ощущения. А так же сон-бред, привидевшийся во время операции.
У меня в конце января случился инфаркт. А вернее острый инфаркт миокарда, вынудивший врачей, принявших мою потухающую тушку, провести операцию – стентирование.
Отчего инфаркт в столь молодом возрасте???

Как знать. Одни, говорят что я видел и переживал много, столько и за 70 лет некоторые не видят и не переживают. Другие, что в последние три-четыре года нервным стал, много уделяю времени работе, мало сплю. Я вот думаю, что все вместе взятое повлияло. Последние встречи были нервными крайне. В довесок, пара заказчиков кинули, не оплатив работу, сославшись на «когда-нибудь, когда кризис закончится» и пр. Да и бог с ним. Чего вспоминать плохое, если оно прошло :)
Я обещал рассказать о самом инфаркте и сне-бреде, который ко мне пришел, словно рота НКВД к Тухачевскому, неожиданно и заставляя покрываться липким потом страха.
К слову о поте. Началось все с него. Он пришел одновременно с

первыми болями в сердце. Я вытер лоб и увидел, что оставшиеся на ладони капли – желтого цвета.
Потом наступила ночь, сократившая мир в тысячи, в десятки тысяч раз. Был огромный мир и вдруг… Понял, что не чувствую ног, пальцев рук и носа. Кровь туда перестала доходить, закрутило суставы. Мир уменьшился до размеров тела и пошел на убыль. К утру осталась только грудь и горячая потная голова. Я взял себя в руки. Умылся и поехал на новую встречу. Но вот беда, после преодоления каждых 5 метров, мне становилось плохо – ныло сердце и кружилась голова. Я все-таки завершил рабочий день, но на следующее утро, родные меня заставили пойти в поликлинику. И вовремя. Почти сразу отправили в 7 больницу.

Там сказали, что у меня что-то там захлопнулось среди сосудов и надо срочно стентирование делать.
В реанимации пахло чем-то странным. Не формалином конечно, но чем-то от морга, от кладбища. Трудно передать.
- Не вам и не нам решать, когда вы умрете, - сказала молодая врач, сбривая мне все волосяное покрытие ниже пояса (я наверное крайне нервничал).
Затем кого-то позвала и меня повезли на операцию.

Два хирурга долго рассматривали какие-то документы, привезенные с моим телом. Один из них поцокал и с явным кавказским акцентом сказал «чтож ты так, брат. Такой молодой. Жалеть себя надо». Второй в это время уже дырявил мне бедро. Было крайне неприятно. Он что-то засунул в прорезанную дыру и мне вдруг стало тепло в охладевшей ноге. Я дня 4 не чувствовал в ногах тепло. И тут оно пришло как прозрение. Я уснул.
Сон-бред.
(я специально не упоминал о собаках с 3-мя головами, вулканах, молниях… Почистил сон и от женских образов, неприличных звуках, умирающих президентах и горящих нефтескважинах :) дабы не отрывать от основы сна, вернее того, что успел запомнить)
Это был рай. Я не знал, но чувствовал это. Я стоял у вертолетной площадки. Было жарко и очень хорошо на душе. На горизонте видны были хлопающие по небу лопости. Кто-то возвращался.
- Эй воин, - будто бы окрикнули меня, сказали или я так воспринял ситуацию, и на самом деле никто меня не звал, но я повернулся и увидел … Иисуса. Недельная щетина, старенькая песчаного цвета горка, по верх которой висел броник, лифчик с БК и запасными магазинами, через плече висел АК с деревянным прикладом, но не 47, а именно 74, на ногах адидасовские кросы.
- Чего застыл, братишка, - повторил он мне и обнял, как мы когда-то обнимали старых друзей в Чечне, которых давно не видели. Он сильно по отцовски кольнул меня щетиной, похлопал по плечу, и почему-то в душе стало вдруг тепло. Я был рад его видеть. – пошли в рай.
Мы прошли КПП. Я обернулся. Увидел, как вслед за нами, со стороны вертолетной площадки въезжает колонна. С брони спрыгнул небольшого роста человек и сняв маску, обнажив большие шикарные усы, двинулся в нашу сторону.
- Войсковая операция по разведке местности произведена, - стал докладывать он, потерь среди личного состава нет.
Я вдруг понял, что это Денис Давыдов, а на броне сидят и смотрят на нас знаменитый разведчик второй мировой Николай Кузнецов, в обнимку с пулеметом граф Толстой-американец, герой белого движения есаул Елисеев и красный командир Маслак.
Я их не увидел, я понял, что это они. Каким-то чутьем понял.
Колонну окружили женщины, которые принялись обнимать и целовать, снимающих бронежилеты и прыгающих с брони офицеров.
- Тебе бы лет 10 назад к нам, - вздохнул Иисус. - А то, что ты среди штатских. Поди понабрался от них всякого, ненужного.
- Понабрался, - согласился с болью в сердце я. Боль была очень реальна. Хотя и Иисус тоже.
- Ну что брат, роту конечно тебе не дам, а взвод на первое время смогу, - радостно похлопал он меня по плечу.
- Я бы дописать хотел…
- Что?
- Дописать книги…
- Хорошее дело. Вон Давыдов написал и к нам. Давай. Сколько?
- 7 книг в голове ютятся.
- 7-мь не смогу дать. Давай попробуй в пять объединить все идеи и к нам. Договорились? Времени мало, попробуй уложиться.
- Так точно.
Я перешел вновь КПП, оказался у вертолетной площадки. Но, вдруг увидел, что правая нога запуталась в колючей проволоке «егоза». Она впилась мне в бедро и чем больше я пытался освободить ногу, тем глубже впивались острия . И я проснулся.
- Что значит 5 книг, - спросил меня хирург.
- Привиделось, - сказал я.
Три дня я потом лежал в реанимации и несколько дней в кардиоблоке. Но сон вот этот не выходит у меня из головы. Даже сейчас, когда лежу на кровати в санатории, не выходит из головы. Сколько же он мне дал времени на 5 книг? Может самое время начинать? Или... бред не стоит того, чтоб о нем думать? Но ведь почему-то думаю... и не проходит.

Tags: Давыдов, Иисус, Инфаркт, Маслак, Николай Кузнецов, Толстой-Американец, есаул Елисеев, рай, сон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →